Знаю, что начинать текст цитатами несколько старомодно, но простите, нашла немного философии в третьей части серии «Чароділ»: «Наше життя подібне до річки: то тебе несуть спокійній води, то засмоктує вир… І ніколи не знаєш, на який берег викине…» Водная стихия подобна человеческим эмоциям: то спокойно и беззаботно, как ветер, то сильные переживания — как вода, выходящая из берегов.


Перейди, Луна



Третий том серии «Чароділ» начинается словами «Назрівала катастрофа». Напряжение, нараставшее в предыдущих частях, в этой просто звенит печальным звоном. Напомню, чем все закончилось. Каве получила от Великого Мольфара золотой ключ, который открывает любые двери, и все же попала в Чародол, где ее магические способности почти сошли на нет. «Що ж це за чудодійний світ, де не можна чаклувати?!» Там, в измерении, где каждую ночь на небе проступает целых два луны, девушке сначала нужно разыскать того, кто несколько веков был настоящей горой.


Ей это удается и молода ведьма и Великий Мольфар заключают такую сделку: Каве побеждает в Чаклуне — в местном конкурсе чародеев, а старец-маг выполняет любое ее желание. Мольфар перемещает Каве в... тюрьму. Она помогает убежать землякам (группа людей, которых недолюбливает Чародольський князь) и знакомится с молодой ведьмочкой Тай.


Та мечтает учиться магии. Зарабатывая воровством, не может позволить себе обучение в университетах, и турнир для нее — единственный шанс получить образование. Чтобы участвовать в турнире, нужно уговорить драконорогов (внешне они напоминают драконов с крыльями, но их лоб украшает рог). Чтобы драконорог согласился на такие авантюры, нужно предложить ему жемчужину, украденную из дворца Чародольского князя.




«Вузька смуга темного лісу вдалині здавалася лінією, яка розділяла землю на барвисту й сіру половини, — ніби давню фотокартку, незграбно розфарбовану лише наполовину.
— Вхід до володінь цих гордих, але обережних істот зачарований, — посміхнулася Тай, яка помітила її старання. — Тож не напружуй марно очі. От підійдемо ближче, тоді й привітаємося.
Руда чара першою кинулася в густі лугові зарості, і Каве поквапилася за нею.
— Ти одне затям, — напучувала Тай, хоробро розсуваючи довгі, до пояса, волохаті стебла маків. Від її рухів пелюстки потривожених квітів зграйками розліталися навсібіч. — Не називай їх драконами — образяться назавжди. Це все одно, що людину мавпою назвати або конякою, розумієш? Драконороги хоч і визнають, що їхній рід походить від драконів, проте вважають тих тупими, грубими й неосвіченими. Мовляв, тільки м’ясо їдять, до науки не прагнуть, стихійною магією користуються абияк. Нічого не вдієш, драконороги вважають себе вищою лускокрилою расою, вродженими інтелектуалами. А дракони для них — дика раса, дрімуча кров…»




«Money makes the world go around»



Правильно поет Лайза Минелли в мюзикле «Кабаре» — деньги правят миром. В серии «Чароділ» все крутится вокруг земли и хозяйства. Настоящая магия волнует только чистых сердцем колдунов. И в этом я прослеживаю долю реализма: какими фантастическими бы ни были персонажи, их объединяет человеческая сущность — хитрая, эгоистичная, безжалостная. «Будь-яка емоція, будь-яке почуття до інших людей може обернутися проти тебе водномить... У будь-який час…»


Сюжет последней книги этого фэнтези-цикла разворачивается в нескольких местах одновременно, будто ты смотришь сразу на два экрана с различными фильмами. Трудно сосредоточиться в этой гонке, чувствуешь некое литературное косоглазие. Пока Каве исследовала дебри Чародола, произошло предполагаемое, а от этого очень досадное.


* Внимание, возможны спойлеры! Алексей Вордак со взрывной натурой так и не научился контролировать свои эмоции, из-за чего наделал таких ошибок... Действующий Карпатский князь потерял отцовский пояс, а соответственно — магическую силу и титул. Сыновья Лютогора пытали его. Сироту спас Рик Стригой, но не из-за своей доброты.


Чародольський князь — тот еще проходимец. Сначала провоцирует Лешку на схватку, откровенно смеется: «Ви не зможете правити князівством навіть із таким радником, як шановний маг Віртус. А передавши владу Лютогорові добровільно, ви збережете своє молоде життя. Що може бути цінніше?..» А потом за спасение выдвигает свои условия. Очень неуместные.



Не иначе как сын дьявола



В последнем томе серии «Чароділ» Натальи Щербы откроется история Лютогоровых сыновей, их неожиданного вступления в «игру». Покровитель диких покажется мне еще более противным, чем до сих пор, и своими мотивами он «перепрыгнет» даже будущую женщину Ружену Мильтову, которая, предчувствуя беду, быстро перешла из «вордаковского клана» на сторону диких.


Лютогор выступил олицетворением зла, антагонистом повествования, отрицательным во всех аспектах его темной личности. Или власть ему так глаза закрыла, или он просто родился без сердца. «Як шкода, що я сам не можу тебе вбити, — промовив він. — Через угоду… Але затям — і ти не можеш напасти на нас, те ж через угоду. Та й що ти зробиш без батьківського пояса…»



Понятно или высокомерно?


Наталья Щерба уделяет внимание именам и фамилиям. Например, Лизард (lizard) с английского переводится как ящерица — животное, с которым ассоциируется главная героиня, в которого умеет превращаться. Стригоем в молдавской и румынской мифологии называют вампира или ведьму, в которую превратился повешенный человек. А стригия с латинского вообще сова. Помните, в какую птицу превращался Чародольский Князь? Так-то. Только вот слово «неистовый» словари толкуют как тот, кто не способен контролировать свои поступки. А мы видим, что Марьяна рассчитала все правильно.



«Хто ти є? Ти взяла моє життя і не віддала»


Каве продолжает винить в своих бедах дальнюю родственницу: «Дай-но тільки вибратися з цієї колотнечі. І я точно намну тобі чуба, гидка бабего!» Кстати, в этом томе правнучка и прабабушка таки встретятся, но большой радости от встречи не стоит ждать. Марьяна Несамовитая обвела вокруг пальца всех, кто желал ей смерти. Она рассмотрела в Татьяне талант и, самое главное, человеческую силу, стойкость, но в то же время втянула ее в большую политическую опасную игру. Она отдала серебряный браслет не самым одаренным ученицам, а своей родственнице, которая не разбирается в волшебстве. «У цьому й полягає твоя особливість, люба відьмо. Магічні речі — це спостерігачі, вони вміють брати від людей щось важливе для себе, не підпадаючи під вплив людських емоцій... У меня есть одна новость для вас: серебряный браслет-ящерица исчезнет навсегда и девушка останется без защиты. При каких обстоятельствах — читайте в романе. Кстати, появится упоминание о матери Чародольского князя госпоже Мейнере, которая каким-то образом связана с браслетом.



Нужно отдохнуть



Откровенно говоря, дочитывать было трудно. Или я уже устала, или роман несколько затянут. Особенно последние пятьдесят страниц. Понимаю, что рассказ требовал логического завершения, а оно возможно лишь тогда, когда читателю понятна дальнейшая судьба героев и все вопросы получили аргументированные ответы. Открытым финалом в заключительном томе не обойтись.


Втайне я радовалась, что Наталья Щерба не написала еще один, потому что куда еще развивать сюжет — не понятно. Тем более, она для каждой части выбирает локацию. Герои тоже поступают, как по расписанию, новые персонажи — новые мотивации.


Только Каве, как с самого начала, желает покончить с магией, зажить спокойной жизнью. Если посмотреть на главную героиню сейчас, то увидим огромный прогресс, эволюцию персонажа. Каве сейчас не та испуганная девочка, которой пользовались все, у кого есть хоть какие-то познания в колдовстве, а «полноценная» ведьма, знающая цену своим навыкам, имеющая опыт борьбы, а главное — победы. Именно он поможет пройти через испытания, которые судьба приготовила ей.



На любовному фронті без змін



Любовная линия не удивит разнообразием отношений. Как и в предыдущих частях, Лешка и Каве то вместе, то расходятся, находят других партнеров, но в конце концов неизвестно, с кем останется девушка, ведь Вордак ведет себя довольно раскованно «Сталося те, чого вона боялася понад усе не світі: Олексій знову зустрічається із Кристою, і цього разу руда відьма напевно постарається його не упустити...»



Чародольський князь продолжает быть ласковым с Каве, однако она чувствует, что намерения парня не ограничиваются исключительно любовными: «Що за гру веде Рік Стригой? Можливо, чекає, що вона почне благати його, щоб він змилувався?»


Мы всегда выбираем сердцем и почему-то доверяем собственной интуиции. Но развита ли она настолько, чтобы прислушиваться к ней? Безрассудны ли мы настолько, чтобы безоглядно доверять чувствам? Ну вот Лешка поддался эмоциям и чуть не умер. Друзья, завершая эту рецензию, я призываю вас беречь себя от лишних эмоций, чтобы они не потопили вас, не загубили вашу молодую жизнь.




© Агеенкова Елена, книжный блогер