Можно только представить, как при рождении человеку в пеленки кладут инструкцию, как выжить в этом мире. Это нечто похожее на инструкцию к квесту или к решению логических задач. Когда-то давно Шекспир сказал, что весь мир — театр, а люди в нем — актеры. Если бы мы спросили Генри об определении понятия «мир», то он бы однозначно ответил: «Мир — это игра, в которой важна, прежде всего, стратегия». Да, это именно тот Генри, наследник Сиварда, избранник, герой... Продолжение истории про этого юношу и других, уже известных читателям персонажей, содержит третья часть серии «Дарителі». Именно за эту книгу автор Екатерина Соболь в 2017 году получила премию «Ozon Online Awards» в номинации «Лучшая детская книга».

Жизнь в селе всегда кажется спокойной и гармоничной. Но эта аксиома точно не о селах, описанных в книге «Гра мудрих». После трехсотлетнего покоя, люди уже и забыли, что такое чудеса. За это время ни одна тварь не съела ни одной курицы, а дрозд-разбудильник не пел своих глупых, раздражающих песенок. Наступил тот момент, когда всевозможные удивительные явления начали потихоньку сползаться не только в города, но и в села. Жизнь Генри стремительно изменилась: звереныш теперь живет во дворце и потихоньку учится хорошим манерам, к тому же его учитель — сам принц Эдвард. Принц не должен был учить какого-то дикаря из леса неистовой охоте, однако для этих двух уже давно был прописан сценарий.



***

— Він не встигне, — нерозбірливо прохрипів звір, ледве розтуляючи рота, щоб у нього не залетіли птахи. 

— Я знаю, — тихо промовила Лотта. Генрі ривком подолав ще два метри. Йому залишалося пройти лише якихось десяток кроків, коли Лотта, не обертаючись, простягнула руку в його бік. Її пальці провели по повітрю, наче гладили його, і звір раптом припав до землі, не чинячи опору, коли птахи обліпили його зусібіч. 

— Прощавай, Генрі... — ледве чутно вимовила Лотта. 

Вони зі звіром дивилися одне на одного, не відриваючи погляду. І Генрі майже встиг, він був уже так близько, коли звір підібрався й стрибнув, на якусь мить струсивши з себе птахів, і збив Лотту з ніг. Почувся нудотний хрускіт, і крізь миготіння пташиних крил Генрі побачив, що звір ударив Лотту потилицею об край скрині. Вона повалилася на бік, і птахи одразу розлетілися. Більше їх тут ніщо не утримувало... 


***



В пещере, где сидело чудовище, решилась судьба всего Королевства. Уплачена большая цена, но это был не конец. Над телом Лотты роились птицы и понемногу исчезали, Генри совсем не хватало силы, зверь лежал неподвижно, очевидно, что он уже никогда никому не повредит. Освальд стоял рядом с Джоанной, на их устах было только одно слово — предел, перейдя который его злой отец сможет вернуть себе абсолютную власть. Генри чувствовал, что Освальд предаст, не переставая ждал момента, когда это произойдет. В ответ сын получил: «Прости, я этого не хотел, но пожалею, если не использую этот шанс».

Не знаю, как Генри смог пережить измену отца, но то, что он узнал впоследствии, заставило меня нервничать еще больше, чем во время каждого их приключения. Отношения Эдварда и Генри значительно улучшились... Может, они почувствовали между собой какую-то особую связь? По возвращении во дворец, героев ждали не только почести, но и вновь плохие новости от Барса: Освальд завладел ценной вещью, однако самый большой урон он уже нанес. Я думаю, вы понимаете, кого это касается, ведь у короля Лоренса было два сына и оба владели дарами, а младший имел Дар вогню...